| sadowod.com | vivaspb.com |

 

Печать
PDF

Сергей Лавров: Создание на Ближнем Востоке зоны, свободной от ОМУ и средств его доставки, - один из сложнейших вопросов. Даже очень сложную проблему необходимо решать

Автор: Administrator.

Вопрос: Госсекретарь США Х.Клинтон заявила вчера о возможности объявить воздушное пространство над Ливией зоной, закрытой для полетов военной авиации. Является ли это решение результатом договоренностей, достигнутых на вашей нынешней двусторонней встрече в Женеве?



С.В.Лавров: В ходе встречи с Госсекретарем США мы обсудили ситуацию в Ливии и в целом обстановку на Ближнем Востоке и в Северной Африке. Идея бесполетной зоны во время состоявшейся беседы не затрагивалась.

Мы в курсе ведущихся разговоров на этот счет. Но при всех обстоятельствах любые новые предложения должны вноситься в СБ ООН, где они будут рассматриваться с учетом всей совокупности факторов, влияющих на обстановку не только применительно к Ливии, но и ко всему этому региону. Подобных предложений на сегодняшний день не поступало.

Вопрос: Какова позиция России в отношении независимости Косово?

С.В.Лавров: Россия поддержала принятую на основе консенсуса резолюцию ГА ООН, которая призывает к запуску диалога между Белградом и Приштиной. Евросоюз предложил свои посреднические услуги в этом процессе, которые мы поддерживаем. Считаем, что пришло время для начала разговора по всем вопросам, интересующим обе стороны. Надеюсь, это скоро произойдет.

Вопрос: Что необходимо сделать руководству Косово, чтобы Москва признала это государство?

С.В.Лавров: Есть резолюция СБ ООН 1244, в которой отражено единодушное отношение мирового сообщества к косовской проблеме. В соответствии с этой резолюцией Косово является частью Сербии. С точки зрения международного права только на основе договоренностей Белграда и Приштины - как это предусмотрено Хельсинским Заключительным актом, принципами ОБСЕ - может быть изменен статус Косово. В этом состоит позиция России.

Вопрос: Поддержит ли Россия предложение о бесполетной зоне над Ливией, если этот вопрос будет поставлен в Совбезе ООН?

С.В.Лавров: Резолюция СБ ООН 1970 принята всего два дня назад. Никаких иных предложений, помимо одобренных этим документом, не вносилось. Думаю, сейчас необходимо сконцентрироваться на полном и всестороннем выполнении данной резолюции. Рассчитываем, что ливийское руководство услышало единый голос мирового сообщества и примет все необходимые меры для выполнения требований, содержащихся в этом документе.

Вопрос: В сегодняшнем выступлении на Конференции по разоружению Вы упомянули о необходимости превратить Ближний Восток в зону, свободную от оружия массового уничтожения. Насколько это реально, учитывая существование в регионе государств, скрывающих наличие у них ядерного оружия?

С.В.Лавров: Даже очень сложную проблему необходимо решать. Создание на Ближнем Востоке зоны, свободной от ОМУ и средств его доставки, - один из сложнейших вопросов. Тем не менее, мировое сообщество еще в 1995 году в рамках Конференции государств - участников ДНЯО выступило за создание такой зоны. В 2010 году на очередной Обзорной конференции Договора о нераспространении ядерного оружия по инициативе России было принято решение о подготовке специальной конференции для выработки параметров и условий создания зоны, свободной от ОМУ, на Ближнем Востоке. Этим решением предусмотрено назначение специального координатора, который будет готовить данное мероприятие. В сегодняшнем выступлении я подчеркнул, что пора выполнять принятое решение, т.к. до сих пор координатор не назначен, и нас это беспокоит.

Что касается возможности реализовать одобренную консенсусом широкую задачу, то мы сможем это понять только тогда, когда приступим к работе. Клубок проблем вокруг этого вопроса очень серьезный. Но мы убеждены, что медлить больше нельзя, нужно садиться за стол переговоров и начинать обсуждать все вопросы, волнующие страны этого важного, но крайне неспокойного региона.

Вопрос: Действительно ли Россия намерена после вступления в силу нового Договора о СНВ блокировать вопрос о тактическом ядерном оружии в Европе?

С.В.Лавров: В своем сегодняшнем выступлении на Конференции по разоружению я уже коснулся этого вопроса. Нельзя вырывать какую-то одну тему из всего комплекса проблем, влияющих на стратегическую стабильность. Это касается шагов по дальнейшему сокращению любых видов ядерных вооружений, проблемы размещения оружия в космосе, планов создания стратегических наступательных вооружений в неядерном оснащении и односторонней глобальной ПРО. Все эти вопросы взаимосвязаны. Поэтому говорить о необходимости избавиться от ядерного оружия без обсуждения всего комплекса вопросов - тупиковое предложение, что признают все специалисты в данной сфере. Возможен только комплексный разговор с учетом всех факторов, влияющих на стратегическую стабильность, и с участием всех игроков, которые оказывают воздействие на ситуацию. Помимо тематических проблем, о которых я уже упомянул, это предполагает необходимость участия в подобных переговорах не только России и США.

Вопрос: Как бы Вы охарактеризовали ситуацию вокруг АЭС в Бушере? Насколько быстро могут быть устранены все возникшие проблемы?

Появилась ли в ходе Ваших встреч с Высоким представителем ЕС К.Эштон и мининдел ИРИ А.А.Салехи перспектива возобновления переговоров по иранской ядерной проблеме?

С.В.Лавров: Что касается АЭС в Бушере, то проблема является исключительно технологической. Ее необходимо решить, чтобы гарантировать абсолютную безопасность реактора.

Реактор находится под контролем МАГАТЭ. Представители Агентства в курсе последних событий. Суть проблемы заключается в следующем. Когда Россия взялась восстанавливать АЭС в Бушере, которую начинали строить специалисты из Германии, иранская сторона настояла на частичном использовании немецкого оборудования. Этому оборудованию более 30 лет, и оно требует дополнительной профилактики. Необходимость в этом выявлена не так давно. Думаю, за два-три месяца вопрос будет решен. Иранские специалисты прекрасно понимают, о чем идет речь. Мы не можем действовать таким образом, чтобы создавать, пусть маловероятные, но все-таки риски при функционировании ядерной установки.

Что касается переговоров по ИЯП, то в ходе моих вчерашних встреч с Высоким представителем ЕС К.Эштон и Министром иностранных дел Ирана А.А.Салехи мы обсудили необходимость скорейшего возобновления переговорного процесса. Встреча в Стамбуле в январе нынешнего года продемонстрировала необходимость выработки более детальных подходов к продвижению в направлении стопроцентного обеспечения режима нераспространения ядерного оружия в том, что касается ИЯП. Иранские партнеры заверяют, что готовы к обсуждению всех обозначенных вопросов. Сейчас следует подготовить почву для следующего раунда переговоров, в ходе которого надо приступать к согласованию конкретных элементов договоренностей, а не только обмениваться мнениями.

Наиболее реалистичным является поэтапный подход. Сначала необходимо восстановить доверие. Когда Иран будет позитивно реагировать на требования, содержащиеся в решениях МАГАТЭ и СБ ООН, то в ответ на эти шаги нам также следует предпринимать меры поощрения, соразмерные выполнению Ираном имеющихся решений, включая ослабление санкционного режима. Мы изложили наш подход коллегам, которые взяли его в проработку. Надеюсь, нам совместно удастся создать условия для предметных переговоров по выработке конкретных договоренностей.

Вопрос: Не могли бы Вы прокомментировать отказ Пакистана присоединиться к переговорам по Договору о запрещении производства расщепляющегося материала для целей оружия. По мнению Пакистана, к этой стране применяется дискриминационный подход по сравнению с Индией, которая пользуется благоприятным отношением Группы ядерных поставщиков. Как, по Вашему мнению, эту ситуацию можно изменить?

С.В.Лавров: Участие Пакистана, как и других стран, обладающих потенциалом в ядерной сфере, необходимо для того, чтобы переговоры по подготовке Договора о запрещении производства расщепляющегося материала для целей оружия были успешны. Это можно сделать только в рамках Конференции по разоружению.

Я не могу судить о мотивах, руководствуясь которыми Пакистан занимает сдержанную позицию в отношении начала работы над новым Договором. Это дело пакистанских коллег, которые должны отреагировать на позицию всех остальных членов международного сообщества.

Что касается отношения к их ядерному вопросу, то речь здесь не может идти о какой-либо дискриминации. Существует очевидный критерий: если государство, обладающее ядерными технологиями, обеспечивает режим нераспространения, то оно воспринимается соответствующим образом и с ним можно сотрудничать по целому ряду вопросов. Если же риски распространения сохраняются - и это подтверждается конкретными фактами на протяжении десятилетия, то нужно доказать, что риски устранены и утечек технологий не происходит. В этом нет никакой дискриминации. Это, повторю, критерий, которому нужно соответствовать.

Вопрос: Как Вы можете прокомментировать ситуацию в Кот-д’Ивуаре?

С.В.Лавров: Обстановка в Кот-д’Ивуаре нас беспокоит, в стране сохраняется внутриполитический кризис. Возникшая в результате выборов проблема до сих пор не решена. Не вдаваясь в детали, могу сказать, что по ходу выборов было немало огрехов, которые и привели к нынешней ситуации. Сейчас важно найти политический путь урегулирования проблемы. В этом мы полагаемся на мудрость африканских стран, позицию ЭКОВАС, Африканского союза и на посреднические усилия, предпринимаемые по инициативе африканцев. Особое значение имеет участие в процессе ЮАР, учитывая авторитет этой страны и стремление найти честное решение проблемы.

Ответы на вопросы СМИ Министра иностранных дел России С.В.Лаврова в ходе пресс-конференции по итогам участия в Конференции по разоружению, Женева, 1 марта 2011 года

iVeritas

Друзья! Информационное агентство Veritas предлагает Вам познакомится с нашим очередным проектом - "Клуб Ветеранов Войн"...

Опубликовано ИА Veritas 20 февраля 2016 г.